Михаил Кругов (krugovm) wrote,
Михаил Кругов
krugovm

Categories:

Елена Лукьянова о ситуации с отравлением Навального

Статья в википедии "Лукьянова, Елена Анатольевна", цитата.
***********
Еле́на Анато́льевна Лукья́нова (род. 27 июня 1958, Москва, РСФСР, СССР) — российский юрист, учёный, доктор юридических наук, общественный и политический деятель, адвокат (с 1996 года). Директор Института мониторинга эффективности правоприменения Общественной палаты Российской Федерации. Профессор кафедры конституционного и муниципального права МГУ им. М. В. Ломоносова (1984—2013), кафедры конституционного и административного права факультета права НИУ «Высшая школа экономики» (2013—2020). Член Общественной Палаты Российской Федерации (2010—2014).
Текст передачи на Эхе Москвы с участием Елены Лукьновой, 16 декабря. Обсуждение ситуации с отравлением Алексея Навального, цитаты.
***********
А. Соломин― Елена, я вас хотел спросить по поводу отравления Навального. Довольно странная ситуация, что Навальный говорит, что мы сейчас можем сделать, это сообщение о совершении преступления. Будем обращаться в следственные органы. В Следственный комитет, еще куда-то. Вас удивляет эта позиция?
Е. Лукьянова― В смысле. Позиция желания Алексея обратиться в Следственный комитет? Нет, не удивляет. Это совершенно справедливая позиция. На самом деле обращаться по закону никуда Алексей не должен. По закону это вторая часть 144-й статьи, а сам СК по поручению прокуратуры должен это дело возбудить.
Можно спорить или не спорить по поводу канала Алексея Навального, СМИ это или нет. Признано СМИ или нет. Но это опубликовано в крупнейших мировых СМИ. Эти СМИ проверили эту информацию. В крупнейших изданиях мира, которые числятся, являются официальными СМИ. Вот по таким сообщениям в соответствии с УПК РФ вообще-то прокурор немедленно должен давать поручение хотя бы проводить проверку. Проверку этих материалов.
А. Соломин― А есть разница между российскими СМИ и незарегистрированными в России СМИ.

Е. Лукьянова― Нет, это не сказано в УПК. Опубликованные озвученные СМИ. Но я думаю, что сегодня, хотя Медуза, конечно, показала, вчера выдала, в каких СМИ государственных об этом сказано. Там действительно почти ничего нет. Но в целом огромное количество СМИ перепечатали.

А. Соломин― Что тоже является поводом для возбуждения уголовного дела.

Е. Лукьянова― Безусловным основанием. Тем более что это покушение на убийство. Это серьезный состав. На самом деле давно у нас эта статья в Уголовном кодексе. По идее это обязанность правоохранительных органов самим работать в этом направлении.

А. Соломин― Елена, скажите, Владимир Путин говорит, что если человек чуть ни умер – это еще не повод возбуждать уголовное дело.

Е. Лукьянова― Ну какое отношение вообще Путин, вообще он не должен вообще об этом говорить. Он должен давать поручения, совершить действия в соответствии с законодательством.

А. Соломин― Идет проверка. Он сказал.

Е. Лукьянова― Ну как-то раз это так будоражит общественное мнение, значит, обо всей этой проверке нужно разговаривать. Там же 144-й УПК сказано, что СМИ, в которых опубликовано сообщение о преступлении по запросам правоохранительных органов, обязаны предоставить все материалы. Но, насколько я понимаю, никто никаких материалов не запрашивал. Какая проверка. Фикция. А не проверка. Мы не знаем ни от Инсайдера, ни от Bellingcat, ни от всех остальных СМИ, что кто-то что-то запрашивал. Хорошо, оставим в стороне статус канала Алексея Навального как СМИ это или нет. Те-то все официальные. Почему у них никто не запрашивал. То есть у меня большие сомнения, что проверка идет какая-то.

А. Соломин― А если Алексей Навальный все-таки пишет заявление, что меня пытались отравить. Произошло преступление. Отреагируйте, пожалуйста. Обращается в Следственный комитет.

Е. Лукьянова― Это если человек сообщает о преступлении, это одна история. Не 144-я. Но есть обязанность государства, если озвучено в СМИ – самому браться за это дело.

А. Соломин― А люди у нас могут вести частные расследования. Собственные расследования. Какова будет их юридическая сила?

Е. Лукьянова― Кто угодно может вести расследования. Другой вопрос – насколько это будет принято. Результат этого расследования судом и следствием. Они могут быть приняты, не приняты, это зависит от желания этих правоохранительных органов судебных.

А. Соломин― А это разве не от УПК должно зависеть?

Е. Лукьянова — Упк― это процедура. А принять или не принять те или иные доказательства – это вопрос следствия и суда.

А. Соломин― А как вы относитесь к тому, что используется все чаще в расследованиях, в том числе журналистских персональные данные, данные, купленные на черном рынке. Дата эта, которые используются потом в расследовании.

Е. Лукьянова― Есть спрос – есть предложение. Это не урегулировано на сегодняшний день законом, в том числе в должной степени. Весь мир сегодня ведет большую дискуссию по поводу границ вторжения в личную жизнь. В связи с тем, что весь мир стал другим, технологически. Но мы сами, пользуясь тем или иными технологиями, да покупая мобильный телефон, мы должны понимать, что мы сами свои права ограничиваем. Потому что мы становимся видны снаружи. Разведке, государству, другим гражданам, которые наши данные могут купить. Дискуссия об этом не закончилась. Пределы приватности они обсуждаются.
А. Соломин― Продолжается программа «Особое мнение». Собственно, вопрос следующий пришел от Анатолия Камышанского, точнее комментарий. Мы говорили по поводу Навального, его расследования и тех вещей, которые он там озвучил. «Доказательства, добытые с нарушением закона, не будут приняты судом».

Е. Лукьянова― Давайте мы сначала следствие проведем. Вот люди нарыли некоторое количество фактов. Что значит с нарушением закона. Где закон был нарушен? Если следствие подтвердит эти доказательства, то они станут нормальные. А где нарушен был закон?

А. Соломин― Я так понимаю, об использовании купленных на черном рынке данных.

Е. Лукьянова― А то следствие не покупает.

А. Соломин― УПК разрешает или нет эти данные покупать.

Е. Лукьянова― Нет, это вопрос спора в суде. Принятие этих доказательств допустимыми. И все. Если они подтверждаются фактами, то почему они недопустимы? Если мы посмотрим, в другом месте возьмем эти биллинги или перемещения данных указанных лиц на самолетах. Сопоставим это все. Почему нет? Это журналистское расследование, в том-то и дело, что его результаты должно перепроверять государство и придавать этим свидетельствам законный или незаконный характер, подтвердилось или нет.
**************
В-общем, юрист высшей квалификации Елена Лукьянова утверждает следующее.
1. Российские правоохранительные органы ОБЯЗАНЫ проверить версию отравления Навального.
2. Российские правоохранительные органы ОБЯЗАНЫ принять к рассмотрению данные, даже добытые на черном рынке.
Ссылка
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments