Михаил Кругов (krugovm) wrote,
Михаил Кругов
krugovm

Category:

Сурков, который жалок

Беседа трех персонажей на ютуб канале WarGonzo. Один из них Сурков.


Цитаты, часть сказанного
***********
Бородай - Я считаю, что мой путь на Донбасс начался все-таки с Крыма. В Крым я прилетел довольно внезапно, в конце февраля месяца. Сначала я туда отослал известного очень персонажа, не хотелось бы его упоминать... Прошла пара суток и я прилетел вслед за Стрелковым в Крым.

Мы понимали, что надо действовать быстро... Государственная машина, она подходит не очень спешно. Мы это группа из частных лиц. Всегда проще понимать ситуации, исходя из аналогии...

Государственная машина, она подходит не очень спешно... Зато потом, когда она поедет, она уже едет всерьез. Я могу вам привести простую аналогию. Задача вырисовывается у танкового полка и у багги какого-то такого.... Пока танковый полк собирается... на багги разгильдяи уже сели и умчались туда уже, в точку, где что-то происходит... и при этом очень напряженно вслушиваются, когда же где-то там, за бугром, загудят танковые моторы.

Пегов- Когда были бои в Семеновке,... там прямо над Славянском проходила (авиапассажирская) трасса... И в это же самое время, ну понятно, что они на другом эшелоне, и в это же самое время украинские самолеты, истребители наносили удары...

Сурков - Как будто сознательно шли на то, чтобы спровоцировать.

Сурков - Ну, да, Порт Артур мы тоже утратили. И Аляску, и прочее. Ну, Славянск сдали. Мариуполь не взяли. Ну, это факт. Факт, безусловно, нас не радующий.

Сурков - Потому что была задача какая? Как сказать об империи, о нашем желании расширяться, но при этом не оскорбить слух мирового сообщества, вообще современных людей... Это представление о русском мире, как о большем, чем сама Россия. Потому что мы разделенный народ на самом деле. И население простирается дальше, чем наши границы. Путин когда-то сказал - у России нет границ. Я думаю, он, в значительной степени, имел (ввиду) именно это. Для меня что такое русский мир? Это везде, где люди говорят и думают по-русски. Это там, где они, может быть, не говорят, но они думают по-русски, но они очень уважают русскую культуру. Там, где они видят в русской модели альтернативу того, что они видят у себя дома, таких людей сейчас становится все больше. Там, где уважают нашего Путина. Это тоже все русский мир, а его много где уважают и люди, не говорящие по-русски, и имеющие о России даже довольно смутное представление. Там, где люди боятся русского оружия. Это тоже русские люди. Это и есть наше влияние. Там, где уважают наших ученых, наших писателей, наше искусство. Это все русский мир. Я считаю, это элементы русского мира везде. Вот это наше влияние, не каждая нация имеет такое. Мы не одни такие, но нас таких немного народов таких в мире. Это так же любая страна, которая надеется на Россию, на ее защиту, покровительство, на то, что она может прислониться к ней в случае конфликта. Таких стран очень много. И в Африке, и где угодно. Это и есть для меня русский мир. Почему он никуда не может деться, какие бы соглашения мы с кем ни подписывали, или как бы история не обходилась с нами? Ну потому что это в каждом из нас. Я когда был юный совсем... сидим во дворе. В нашем маленьком городке сидим там, мужики что-то говорят, курят, мы там что-то смотрим... вот забор перед нами, он там что-то покосился. Никому из нас не приходит в голову подойти, его поправить. Я тогда еще подумал, тогда еще - а почему? Потому что мы смотрим поверх забора. Мы как бы везде немножко не здесь. Мы всегда смотрим куда-то вдаль. Это свойство русского характера. В хорошем смысле дальнозоркость. И такое верхоглядство. Мы, как бы, до конца не обжив какую-то территорию, мы хотим еще что-то взять. Именно поэтому, на мой взгляд, это смотрение поверх забора, оно привело нас в космос, в то время, когда у нас еще в бараках жила половина населения. Извините, канализации не было в домах, но мы уже летели в космос первыми. Это свойство русского характера. Оно не хорошее, не плохое, оно такое. Поэтому это генотип такой, это сидит в каждом из нас, это неистребимо. Я не говорю, что заборы не надо поправлять. Надо конечно. Но, в принципе, для нас это никогда не главное дело, как для какого-нибудь человека в какой-либо уютной стране Европы, который как раз вот на заборчик-то и смотрит и палисадничек себе поливает - вот он в этом весь живет. У него там сыр где-то зреет, пять лет он ждет, на часы смотрит, когда он созреет. Он, так, никуда не спешит. Мы другие конечно люди. И в этом смысле идея русского мира как быть поверх барьеров, смотреть дальше своих границ и как можно больше взять в этом мире - не то, чтобы под свой контроль, нет - а обладать миром, в самом высоком, чистом смысле этого слова. Потому что русская такая экспансия природная, она ведь не корыстная. Ведь у нас не было ост-индских компаний. На Аляске мы что-то такое замутили, у нас ведь ничего не получилось. Мы не торговая империя. Мы империя не корысти, мы нерентабельная империя, если можно так выразиться. У нас что-то в голове, мы про другое. И в этом смысле мы отличаемся от англосаксов, испанцев, от других, таких, знаете, ростовщических или торговых империй. Мы воевали за другое.
Так вот, вот это и есть, на мой взгляд, русский мир. Он свою роль сыграл, представление о русском влиянии, об этих возможностях, в том числе, конечно и в событиях на Украине.

Почему я не вижу никаких противоречий с какими-то Минскими соглашениями? Вспомним, что такое Минские соглашения. Тогда был трудный период, когда я с командирами ополчения, с очень многими встречался и просил их пойти на эти соглашения... Мы вместе сформулировали, что мы хотим получить в рамках определенной парадигмы. Что вот нам нельзя перед мировым сообществом сказать, что вот мы отделились, до свидания. Мы должны формально исходить из того, что там есть суверенитет Украины, теоретически, который, вроде там всем миром признается. В том числе и нами, как участниками соглашения. Вот это больше всего не нравилось. Но мы поставили простую задачу - как в рамках этого соглашения достичь все равно тех целей, которые мы хотим. Давайте вспомним, что такое Минские соглашения. Его базой является решение Совбеза ООН, где прописаны параметры особого статуса. Особый статус это то, ради чего все это и затевалось. Что такое особый статус, о котором есть даже закон принятый? Я автор этого закона. Ну, соавтор вместе с украинскими товарищами и с тем, кто тогда воевал, поскольку именно их тогдашние успехи позволили это соглашение заключить. Достаточно успешно на мой взгляд для России и для всего русского мира. Почему? Закон об особом статусе, да, это закон Украины. Но это закон Украины о том, что на Донбассе не действуют законы Украины. Его не трудно, вот, нажать клавишу и прочитать в интернете... Ведь там простые пункты. Языковая политикао, там, особенная. Нигде русский язык не является официальным, там он должен быть официальным. Там не действуют языковые законы Украины. Экономическая схема, экономические порядки там другие. Написано все в этом законе об особом статусе, уже принятом Радой, кстати говоря. Там не действуют экономические законы Украины. Там другие действуют законы. Какие - не написано. Там не действуют обычные силовые структуры Украины. Там действует народная милиция, которая подчиняется местным властям. Там есть особый режим приграничного сотрудничества с Россией, чего нет вообще нигде, это огромное достижение этих Минских соглашений. Там есть еще очень много важнейших изъятий из общего законодательного пространства Украины. Повторяю - это закон Украины о том, что на Донбасс не распространяются законы Украины. Это главное в этом соглашении. Если их выполнить по максимуму, в российских и донецких интересах, то что получится? Если это получится, я не говорю, что это обязательно получится. То можно достичь того, о чем я говорил, еще находясь на службе. Поэтому я сейчас не постесняюсь опять это сказать. Максимум, на что может претендовать Украина, на мой взгляд, по этим соглашениям, это так называемый, символический суверенитет на Донбассе... Это и есть особый статус. Повторяю - закон Украины о том, что на Донбасс не распространяются текущие законы Украины. Поэтому пусть люди успокоятся. Если Минские соглашения выполнить правильно, то этой проблемы вообще нет. Я не говорю сейчас, как они будут выполнены, потому что это все лежит на больших весах большой мировой политики. Я сужу как и вы, с точки, как и Саша, с тех дел, которыми мы занимаемся. Может быть в каком-то балансе это потребуется смягчить нашу позицию где-то. Что-то там разменять, расторговать, я не знаю. Не хочу это комментировать, это не мое дело, этим занимаются другие люди. Но потенциал для того, чтобы Донбасс получил настоящую полноценную независимость - он там есть конечно.

Бородай - Вот люди, которые не совсем понимают ситуацию, которые в ней не жили, они думают, что в 14-м году республикам эта передышка была не нужна. Что, типа, было одно сплошное, победоносное наступление. Жаль, что не взяли того, сего, Мариуполя, Харькова, Днепропетровска, Одессы, Киева, ну и далее везде, вплоть до Лондона. Ну, это конечно было не так. Республикам было очень тяжело. Они еще только, только выстраивались. Каркас был довольно хлипкий и передышка была очень нужна.


Сурков - Саша очень справедливо сказал... в 14-м году мы были очень далеки от спокойной ситуации на фронте. И там было очень все неустойчиво.

Пегов - Я, действительно, заценил, как говорит молодежь, историю про лихой стартап... по поводу того, как Владислав Юрьевич начинал свой первый бизнес лет в 12, торгуя снимками...
Сурков - Порнографией, говорите прямо...
Пегов - ... Слышал в интервью о вас в том числе когда говорили. Завершили так, что вы поняли, что ваше призвание это торговать волнующими образами...
Сурков - В политике, вообще в жизни, есть элемент игры... Это жестокая игра... Я так вижу жизнь. Конечно, в ней есть элемент представления... Политика, в значительной степени, состоит из так называемой репрезентации. Политика, в значительной степени, состоит из спектакля. Это не я сказал, это сказали очень многие люди... Это так. И когда политики производят какие-то большие действия, они всегда придают этому элемент представления. Человек хочет видеть представление о себе. Он живет, в том числе, и в измерении отражения того, что он делает. Мы этим отличаемся, наверное, от кроликов или от ежиков. Потому что мы живем и в вымышленном мире. Это и есть наш разум... Человек, он в своем воображении проигрывает некоторые вещи. Если это какой-то акт перформанса, ну, пусть это так назовут... Это совершенно не значит, что в том, что я делал, нет глубокого личного переживания. Безусловно есть. Я абсолютный патриот. Я знаю, что такое кровь. И что такое люди, которые жертвуют собой для общего дела. Это серьезно... А люди вроде меня, на самом деле, очень мужественные люди. Очень серьезные и очень искренние. Я очень искренний человек на самом деле, кто бы что ни говорил...
Что (я) провалил-то? Вон она стоит, махина. И я считаю, что я приложил к этому много усилий. Мой вклад в это - я знаю, что никто этого не скажет, кроме меня самого, он очень значительный. Я знаю, что он гораздо значительнее, чем даже многим кажется. И в российскую государственность, и в том, что происходило на Украине. И поэтому, знаете, вот у меня вот это есть, а то, как я это делал, какие слова я при этом произносил, это другое дело... Я всегда нахожусь на определенной дистанции к идее. Идеи, они все, рано или поздно, себя изживают. К ним на смену приходят новые. Но суть жизни человеческой, борьба за жизнь, за человеческое достоинство, за свою любовь, за свою безопасность, борьба за свою родину, она никуда не девается.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments

Recent Posts from This Journal