Михаил Кругов (krugovm) wrote,
Михаил Кругов
krugovm

Categories:

Венедиктов - Коронавирус нарастил еще два отростка, английский эсминец ничего не нарушал

Цитаты из вчерашней программы Алексея Венедиктова на Эхе Москвы "Будем наблюдать".
***********
Кстати, не подтверждается, что следователи ЛНР приезжали и допрашивали Протасевича. Во всяком случае, была информация, что они приехали и допросили. Белорусские власти опровергли это.

Ну я уже говорил, что по моим подсчетам, мы сделаем, когда закончится месяц, избыточная смертность в Москве за июнь… С доковидным годом будет больше 60%. Больше 3-4 тысяч человек. Пока трудно сказать. Потому что статистика идет только те, кто умер непосредственно от ковида. Больницы считают практически. И рекорд поставлен, вернее антирекорд. Позавчера 98 человек в Москве. Такого не было ни в один день. И еще есть одна история. Врачи на измоте. Я общался на неделе с несколькими главными врачами и с чиновниками от медицины. Врачи на измоте.

Скорые помощи» не справляются совсем, в Санкт-Петербурге просто сутками не едут. В Москве мы видим, увеличилось время. Если было доковидное, по-моему, 17 минут максимум. То сейчас часами. Я просто показываю аспекты, о которых мы никогда не говорим. Напрасно не говорим. И о которых власть пытается не говорить. Чтобы не сеять панику. Напрасно. Люди просто должны понимать, да, «скорая» не едет, потому что столько вызовов.

И Собянин говорил, что каждый день дельта коек сокращается на 200-300 душ, на 400 сокращается. На самом деле. И поэтому эти дополнительные 4 тысячи коек могут за 10 дней улететь. Если их успеть раскрыть еще. Поэтому сейчас я говорю, что есть рост выявлений, есть рост госпитализаций. Есть рост реанимаций, есть рост смертей.

Но еще раз, у нас президент – это президент победы. Так он себя позиционирует. Президент победы. Поэтому, конечно, идет рост, у нас главными спикерами становятся губернаторы. Или замы губернаторов. А когда мы победим – Путин выйдет и скажет, что мы победили.

Представьте себе, что шарик-вирус прикрепляется к слизистой. Дальше он колонию. Что делает вакцина «Спутник», неважно, «АстраЗенека» и так далее. Она как бы этот шарик обкладывала, он попадался в мешочек, не мог прикрепиться к слизистой. И он выводился с водой, потому что он такой вылетающий, скажем так. А что случилось с новым штаммом. У него появилось два отросточка, вот она обкладывается этими белковыми всякими телами, а она через отросточки цепляется. И хотя вакцина по-прежнему, грубо говоря, успевает этот шарик сдернуть, но вот эти отросточки пытаются как обезьяна хвостом зацепиться за слизистую. А следующие штаммы будут, у этих отросточков будут другие отросточки. В этом мутация. И поэтому эффективность вакцины будет падать. Как она падает от штамма «альфа» к штамму «дельта». Она падает. И если эффективность условно вакцины некой NN была 90, то сейчас она 60. С этим штаммом.

А. Венедиктов - Потому что она 50. Потому что у тебя в два раза меньше возможности, что у тебя колония вирусов разовьется на твоей слизистой, так или иначе. 50 – это в два раза меньше. Это лучше, чем ноль.

С. Бунтман - Алексис пишет: нас дома закрывали уже, не помогло,
А. Венедиктов - Помогло. Это неправда. История в том, что помогло. И не только вас дома закрывали. А что не закрывали Израиль, Францию, Англию, не закрывали что ли? Закрывали. И помогло. А потом отрастил рожки, как я понимаю. Вирус. И поэтому мои многочисленные друзья говорят: ты знаешь, все-таки это, скорее всего, искусственная дрянь. Не естественная. Уж больно она знает, как мутировать.
С. Бунтман - А естественная дрянь не знает, как мутировать.
А. Венедиктов? Вот они считают так, Сереж.

А. Венедиктов - Наверное. А ведь, собственно говоря, если говорить о вакцине, этот «Спутник», прости господи, делался теми людьми и в тех институтах, которые делали вакцину против Эболы. Напомню. Что советская вакцина против Эболы была очень эффективной. Потому что, а теперь внимание – это делала советская военная или скажем по-другому, военизированная часть медицины. Исследовательской. И привили практически всю Африку. Удалось остановить распространение Эболы в мире. Тогда. И те же самые институты, те же, наверное, люди еще оставшиеся вот на основе опыта борьбы с Эболой делали этот «Спутник».

Россия так же, как Великобритания, так же, как и Украина, является – и для меня это была новость – подписантом и ратифицировала Конвенцию ООН 1982 года о мореходстве. И в этой Конвенции описано, что корабли, которые… То есть возникает такая история – сейчас опять объясню на пальцах – как транзит. То есть корабли других государств (государств флага) могут пересекать территориальные воды, входя в 12-мильную зону, если они идут транзитом.

И там описываются ограничения и основания. Первое. Нет никакой разницы в этой Конвенции – вы сами можете это прочитать – между военно-морским кораблем и гражданским. Вот там нет, что гражданские могут, а военные не могут или у военных какая-то особая процедура. Такого там нет. Корабль – он и на Марсе корабль.

Вторая история. Чьи это территориальные воды? В соответствии с международным правом, международным признанием, это территориальные воды Украины. Наше же с вами государство Россия считает, что это ее территориальные воды, потому что это Крым. И поскольку в данном случае Великобритания не признает то, что Крым является российской территорией, она признает, что Крым является украинской территорией, она и уведомила Киев, как они говорят. «И мы, — как говорит премьер-министр Великобритании Борис Джонсон, — шли себе спокойненько в украинских территориальных водах, в соответствии с Конвенцией 1982 года».

А. Венедиктов - И поскольку министр иностранных дел британский говорил своему коллеге о том, что это вызовет сильное раздражение России и опасности, а министр обороны настаивал на том, что это самый прямой путь, обычный коридор, вопрос был вынесен на усмотрение премьер-министра. И премьер-министр Борис Джонсон, судя по тому, что пишут наши британские коллеги, дал личное добро на прохождение вот этим коридором через территориальные воды, скажу я, Крыма, чтобы было понятно, о чем идет речь.

Да, власти знали. Более того, скажу вам страшную историю, Россия тоже знала, потому что российские погрансуда и самолеты сопровождали эсминец «Дефендер» с момента его выхода из Одессы. То есть ожидали. А команда тоже ожидала, потому что при входе в территориальные воды Крыма команда стала надевать на себя противоожоговую защиту на всякий случай: перчатки, натягивала на себя специальную одежду. Это описывают журналисты, которые были на борту этого корабля («BBC» и «Daily Mail»).

А. Венедиктов - Ну, интересно. Объяснил. Будьте чуть наблюдательнее. И вот, собственно, дальше. Были ли предупредительные выстрелы? Да, были. Было ли предупредительное бомбометание? Мы про это ничего не знаем, кроме заявления. Был ли разворот корабля? Не было. Мы видим траекторию, по которой он шел. Он вошел в территориальные воды, прошел по ним, если мне не изменяет память, 23 км (или 27 км) и вышел из них.

Есть еще один аспект очень важный, на мой взгляд. Давайте не будем его забывать. Еще в апреле месяце Российская Федерация объявила там маневры и стрельбы и закрыла этот коридор для прохождения судов как опасный заранее. Ответ приблизительно понятный: «Подождите, это украинские воды. Вы не можете закрывать украинские воды». Видимо, так демонстрировал британский флот его величества. «И мы туда пошли, — как они говорят. Потому что вы не можете закрывать участок территориальных вод Украины. Международные вод можете и свои воды можете, а чужой страны не можете».
С. Бунтман - Да, надо попробовать. – «Ответьте, пожалуйста, про то, почему «Пфайзер» не ввозят в Российскую Федерацию?»
А. Венедиктов - Потому что «Спутник» не ввозят в Австрию и в Германию. Это наша ответка. Знаете, это как Закон об иноагентах. Вы не пускаете нашу вакцину, а мы не пустим вашу.
С. Бунтман - Или контрсанкции.
А. Венедиктов? Контрсанкции, да. Ответил.

Я бы обратил ваше внимание на выступление Патрушева на конференции, которая была 3 дня тому назад, где он начал говорить вещи, которые мы не привыкли слышать от него – мы привыкли это слышать от наших гостей, от экспертов, но не от него – о том, что то, что американцы уходят из Афганистана – это плохо; о том, что вирус, скорее всего, искусственного происхождения и надо следить за тем, что происходит вокруг военных лабораторий. Я напомню вам, что Ухань – это лаборатория, которая принадлежит армии Китая, НОАКу. Это военная лаборатория, вокруг нее вот это. Он говорил о биологическом оружии в связи с этим. Я обращаю ваше внимание, о биологическом оружии.
Ну и несмотря на всю антиамериканскую риторику, «работа с властями Америки в области кибербезопасности», «переговоры Путин-Байден были успешными», ну и так далее. Впрочем, американцы тоже говорят об успешных переговорах.

Там все очень просто. Одновременно на этой же неделе талибы взяли главное шоссе, которое ведет на север. И Патрушев говорит, что с уходом американцев талибы, скорее всего, свергнут режим проамериканский и, соответственно… Чего они говорят? – «Мы идем к нашим братьям-таджикам». То есть южное подбрюшье России останется без защиты. У нас, вообще-то, границ там нет на замке, стены нет.

И поэтому я думаю, что Байден задал вопрос Путину по поводу возможности сохранения американских баз в среднеазиатских бывших советских республиках, в среднеазиатских или центральноазиатских государствах, для того чтобы помогать этим странам удерживать талибов. Я думаю, что об этом идут переговоры. Потому что Байден прекрасно понимает, что если Путин скажет «нет», то, может быть, некоторые государства скажут тоже «нет». Поэтому лучше получить согласие и Москвы, и Вашингтона на это.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

Recent Posts from This Journal